БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 49 |

«St. Petersburg Center for the History of Ideas Санкт-Петербургский Центр Истории Идей St. Petersburg Branch of Institute for Human Studies RAS ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФИЛОСОФСКИЙ ВЕК

ИСТОРИЯ ИДЕЙ КАК МЕТОДОЛОГИЯ

ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Часть 1

St. Petersburg Center

for the History of Ideas

http://ideashistory.org.ru

Санкт-Петербургский Центр Истории Идей

St. Petersburg Branch of Institute for Human Studies RAS

St.Petersburg Center for History of Ideas

THE PHILOSOPHICAL AGE ALMANAC 17

HISTORY OF IDEAS

AS A METHODOLOGY

IN THE HUMANITIES

Part 1 Proceedings of the International Conference 27-30 September 2001 St. Petersburg St. Petersburg Center for History of Ideas St. Petersburg Санкт-Петербургское отделение Института человека РАН Санкт-Петербургский Центр Истории Идей

ФИЛОСОФСКИЙ ВЕК

АЛЬМАНАХ

ИСТОРИЯ ИДЕЙ КАК МЕТОДОЛОГИЯ

ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Часть Материалы международной конференции 27-30 сентября 2001 г.

Санкт-Петербург Санкт-Петербургский Центр Истории Идей Санкт-Петербург 2001 St. Petersburg Center for the History of Ideas http://ideashistory.org.ru Ответственные редакторы альманаха: Т.В. Артемьева, М.И. Микешин В оформлении использовано аллегорическое изображение философии из книги «Иконология, объясненная лицами, или полное собрание аллегорий, емблем и пр.»

(Т. 2. М., 1803).

Издание и конференция поддержаны:

Научной программой Санкт-Петербургского Научного центра, ФЦП «Интеграция» в рамках проекта Санкт-Петербургский Центр Истории Идей (Междисциплинарный гуманитарный учебно-научный центр поствузовской специализации в области истории идей), Российским гуманитарным научным фондом, грант 01-03-14029.

Support for this publication was provided by the Alumni Local Initiative Grants Program, which is funded by the Bureau of Educational and Cultural Affairs of the United States Department of State (ECA), under authority of the Fulbright-Hays Act of 1961 as amended, and administered by the American Councils for International Education: ACTR/ACCELS. The opinions expressed herein are the authors’ own and do not necessarily express the views of either ECA or the American Councils.

mic@mm1734.spb.edu art@hb.ras.spb.su http://ideashistory.org.ru Россия 194358 Санкт-Петербург, а/я Семнадцатый выпуск альманаха «Философский век» включает материалы международной конференции «История идей как методология гуманитарных исследований» (Санкт-Петербург, 27-30 сентября 2001 г.).

Философский век. Альманах. Вып. 17. История идей как методология гуманитарных исследований. Часть 1. Материалы международной конференции «История идей как методология гуманитарных исследований» (Санкт-Петербург, 27-30 сентября 2001 г.). / Отв. редакторы Т.В.

Артемьева, М.И. Микешин. — СПб.: Санкт-Петербургский Центр Истории Идей, 2001. — 370 с.

СОДЕРЖАНИЕ

Содержание

Contents

Предисловие

Тульчинский Г.Л. Идеи: источники, динамика и логическое соHugenholtz W.R. The Concept of Advanced Study in the HumaniИстория идей как интеллектуальная история Бажанов В.А. Нам не дано предугадать? О некоторых осоТропп Э.А. Идея пограничного слоя за пределами ТеоГрякалов А.А. Идея и пост-метафизика формы (опыт русРабинович В.Л. Идея символа в культуре и попытка ее преДианова В.М. Культурологическая мысль и рационалистиFrank S. Raum als Traum(a). Zur Geschichte der rusОрнатская Л.А., Киселева М.С. Как возможна история идей (на примере Ионайтис О.Б. Иван Грозный и Андрей Курбский — две правды?

Скоробогатов А.В. Образ монарха в официальной идеологии Беневич Гр. Пути русской софиологии от Фонвизина до м. Марии

Ермичев А.А. Профессионализация философии и ее развиXX веков)

Златопольская А.А., Философско-религиозные идеи Жан-Жака Овчинникова Е.А. Руссо и антропологическая мысль России Федорова Ю.Ю. Российский университет XIX века: идея — Данилевич Я.Б., Монастырская И.А. Идея языка как диалога в русской и немецПопов В.В., Как движутся идеи: Россия и Британия Микешин М.И. Путешествия знаний и технологий: ШотланСолодянкина О.Ю. Английские гувернантки в русских дворянских семьях

CONTENTS

Contents (in Russian)

Contents

Foreword

Hugenholtz W.R. The Concept of Advanced Study in the HumaniThe History of Ideas as the Intellectual History Bazhanov V.A. Can We Foresee? On Some Features of the AsTropp E.A. The Idea of Boundary Layer beyond the Limits Rostoshinsky E.N. The Idea of Conservation as the Beginning of Prozersky V.V. A Discourse about the World in the Language Griakalov A.A. Idea and Post-Metaphysics of Form (the ExRabinovich V.L. The Idea of Symbol in Culture and an Attempt Dianova V.M. Culturological Thought and Rationalistic Philosophy

Frank S. Raum als Traum(a). Zur Geschichte der rusOrnatskaia L.A., Kiseleva M.S. How Is the History of Ideas Possible (an ExamIonaitis O.B. Ivan the Terrible and Andrei Kurbsky — Two Truths?

Skorobogatov A.V. The Image of Monarch in the Official Russian Benevich Gr. The Roads of Russian Sophiology from FonErmichev A.A. Professionalization of Philosophy and Its DeZlatopolskaia A.A., Philosophical and Religious Ideas of Jean-Jacque Ovchinnikova E.A. Rousseau and Anthropological Thought in Russia Fedorova Iu.Iu. Russian 19th-Century University: Idea — IdeDanilevich Ia.B., Guziukin P.G. On a Certain Descartes’ Mistake

Monastyrskaia I.A. The Idea of Language as Dialog in Russian and 20th Centuries

Popov V.V., Sholokhov A.V. The History and Verity of Its Idea

Mikeshin M.I. Voyages of Knowledge and Technology: ScotThe Almanac Editors: Prof. Dr. Tatiana V. Artemieva, Dr. Michael I. Mikeshin http://ideashistory.org.ru P.O. Box 264, St. Petersburg 194358 Russia

ИСТОРИЯ ИДЕЙ И ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

бращение к истории идей в эпоху «поголовной фукизации» и «тотальной деконструкции» кажется нестерпимо старомодным. Вместе с тем, именно в старомодности (не путать с устарелостью!) заложен пафос консервативной стабильности, придающей вещам фактурность, мыслям — значение, а словам — смысл, не затуманенный обилием пост-префиксов.

Интеллектуальный посыл ушедшего столетия кровожаден и небрезглив. Умертвив Бога, он не может смириться со смертью Сократа и помещает его тело в Паноптикон текстов, даже не подвергнув бальзамированию. Вспомним традиционные изображения «Воскресения Лазаря», где фарисеи и книжники стыдливо зажимают носы. И порадуемся, ибо представители фило(фобо?!)софии серфируют и (дис)+(курс)ируют, мыслят немыслимое, вкушают несъедобное и запахов не обоняют. Ностальгия по романтическим временам, когда были живы Бог и Автор, Эдип не родился, тело не рассталось со своими органами, а сосредоточенные фаллологи совершали свои экзерзисы не в эпиЦентре напряженного внимания, а на целоМудренной периферии, заставляет экспериментировать с обыденными © Т.В. Артемьева, М.И. Микешин, 2001.

10 Предисловие моделями. Интересно, что чувствует человек, который обедает в столовой, работает в кабинете, а спит в спальне? Может быть, попробовать?

Из чего конструируется то, что впоследствии подвергается деконструкции? Какое событие предшествует постсобытию и следует за метасобытием? Чем вообще прошлое отличается от настоящего? И вообще, различны ли, различАемы ли они. А есть ли прошлое? А есть ли будущее?

Просто ли это игра глагольными модальностями?

Экскурсы в собственную историю, характерные для любого рода деятельности представляют нам прошлое как цепочки трассирующих пунктиров, порой едва соприкасающихся друг с другом. Их несоизмеримость часто не позволяет увидеть истинное значение и понять смысл того или иного явления. Действительно, что было значимее для истинного прогресса (вот пример истинной метафоры), открытие борьбы классов или изобретение принципа действия ватерклозета? Даже философия — сфера мысли, движение которой по стреле времени не в коей мере не способствовало повышению ее ценности, требует особого внимания для выяснения истинного значения, высказываемых ею положений Чистая история философии, прочитанная вне конкретного контекста (наиболее распространенный способ ее изучения), должна произвести впечатление чрезвычайно странное, скорее тягостное. На протяжении двух тысяч лет речь шла, в общем-то, об одном и том же, если не о том же самом. Мы уже договорились, что философская мысль не претендует на развитие, однако срок был слишком велик, чтобы не заметить подвоха.

Именно поэтому стали рождаться стратегии и методики, позволяющие понять эволюцию интеллектуальных моделей. Одна из них — история идей.

История идей как методология гуманитарного знания, несмотря на свою более чем полувековую историю (знаменитая книга Артура Лавджоя «Великая цепь бытия» вышла в свет еще в 1936, хотя пришла к своему русскому читателю лишь в нынешнем году, а «Журнал истории идей» стал издаваться с 1940), не очень хорошо известна в России. Только некоторые ее компоненты затрагивались в соответствующих разделах философии, истории, литературы или теории искусств. Традиция изучения гуманитарных дисциплин, в которой центральные места занимали идеологические или идеологизированные доктрины, вытеснила интеллектуальную историю за свои пределы, делая ее как бы несущественной. Такой подход привел к трактовке прошлого как череды последовательных смен социальноэкономических формаций (или, по крайней мере, политических систем), войн и борьбы классов.

Сам Лавджой рассматривал историю идей одновременно и как нечто «более специфическое» и как «менее узкое» чем история философии.

Главное отличие, по его мнению, заключалось в самом характере идей, или тех мыслительных единиц (unit-ideas, — мы бы назвали их метафизическими архетипами. — Т.А., М.М.), к которым история идей обращается.

Эти элементы философских построений сами могут быть объектом анализа и не отличаются метафизической стабильностью. Принципиальный вывод, который делает Лавджой, неминуемо должен разделить историков философии на два лагеря, хотя и вносит определенную четкость и ясность в их позиции. «Большинство философских систем оригинальны и отличны от других», — пишет он, — «не столько своими элементами, сколько их сочетаниями»1 (курсив наш. — Т.А., М.М.). Две достаточно сложные и непохожие друг на друга философские доктрины могут отличаться вовсе не разным набором идей, а различным способом их аранжировки. По настоящему оригинальных идей совсем немного и возникают они гораздо реже, чем претендующие на их порождение философские тексты.

Исходные элементы истории идей не всегда совпадают с понятиями, которые мы обычно рассматриваем как метафизические концепты, или Основные Вопросы. Так, идея Бога, несмотря на всю свою внушительность и онто-гносеологическую значимость вовсе не является unit-идеей.

Лавджой справедливо указывает, что «между Богом Аристотеля и Богом Нагорной проповеди нет почти ничего общего — но один из самых удивительных и принципиальных парадоксов западной истории состоит в том, что философская теология христианства их отождествляет»2. Так же не являются цельными, как выражается Лавджой, «доктрины и течения, объединенные суффиксом «изм»»3. Они скорее являются исходным материалом для анализа, нежели конечным объектом интереса.

Лавджой предлагает выделить следующие принципы, характерные для формулируемого им подхода. Это:

• выявление бессознательных ментальных привычек, способа мышления или интеллектуальных предпочтений;

• междисциплинарный подход, использование материала всех сфер знания;

• межнациональный уровень анализа, выход за рамки общепринятого деления по национальному или языковому признаку;

Лавджой А. Великая цепь бытия. М., 2001. С. 17.

Там же. С. 11.

Там же.

12 Предисловие • общекультурный уровень анализа, предполагающий важность исследований явлений не только первого, но и второго ряда, составляющих интеллектуальный контекст эпохи.

Вероятно, особого пояснения требует лишь первый из указанных принципов. Анализируя способы мышления, характерные для эпох, скорее подразумевающиеся, нежели обосновывавшиеся самими мыслителями, Лавджой • выделяет склонность мыслить в определенных категориях или «типах образов», например, «сведения к простым решениям», свойственного мыслителям эпохи Просвещения, «романтического смятения» и т.п.;

• отмечает, что эти «интеллектуальные привычки» часто выступают в неявной форме и оказывают влияние на любые объекты рефлексии, а не только профессиональное философствование;

• обращает внимание на то, что «чтение философских трудов является зачастую не чем иным, как формой эстетического опыта»1, указывая повсеместную «чувствительность к различным видам метафизического пафоса»;

к его разновидностям он относит «пафос предельной туманности», «пафос эзотеричности», «пафос вечности», «пафос монизма» (пантеизма), или, наоборот, «пафос волюнтаризма» и т.д.;

• призывает к логическому анализу понятий, философской семантике, и изучению того, как незаметная трансформация смыслов приводит к важным историческим решениям.

Таким образом, история идей относится к числу тех, как сказал бы сам Лавджой, мягких (soft) методологий, которая направлена не на разделение, а на объединение гуманитариев, изучающих традиции и тенденции интеллектуальных процессов. Используя девиз питерских митьков можно с уверенностью заявить, что историки идей «никого не хотят победить».

Поэтому, актуализируя проблематику такого рода, организаторы конференции призывают не столько противопоставить, сколько иметь в виду преимущества такого взгляда.

ПО КАКИМ ЗАКОНАМ

ЖИВЕТ МИР ИДЕЙ

О ДВУХ ФОРМАХ ВОПЛОЩЕНИЯ ИДЕИ

авно уже было отмечено теоретиками и историками культуры, что ее духовное содержание воплощается разными формами — формами мифа, различных искусств, наук

, языками философии, публицистики, риторики… Вопрос, поставленный организаторами конференции: «можно ли «метафизицизировать» стихами?» — риторичен, ибо хорошо известно содержание нескольких сборников философской поэзии, изданных А.И. Новиковым и Г.В. Голиком, известно многократное, на протяжении всей ее истории, использование философами диалогической формы изложения своих идей, которая является ведь структурой драмы как литературного рода, известны философские притчи, повести, романы, пьесы Вольтера, Ницше, Гессе, Камю, Сартра, Йонеску, Беккета, наконец, хорошо известны в истории художественной культуры обращения музыки, живописи, хореографии, киноискусства к образному изложению философских идей. Некоторые историки русской © М.С. Каган, 2001.

16 М.С. Каган философии вообще приходили к выводу, что ее национальной особенностью является художественная, а не теоретическая форма умозрения. В XX в. границы между философией и искусством стали в Западной Европе вообще стираться до такой степени, что подчас невозможно отнести произведение к той или к другой сфере культуры.

Все же их различие очевидно и многократно фиксировалось и в самой философии, и в эстетике, и в психофизиологии, а научное обоснование этой раздвоенности действий психики было получено в конце недавно завершившегося столетия благодаря открытию функциональной асимметрии человеческого мозга: оказалось, что эта его структура порождает два способа отражения, познания, освоения мира — конкретно-образный, сенситивный, обеспечиваемый работой правого полушария, и вербальный, абстрактно-логический — левополушарный. Однако первоначальные попытки самих физиологов отнести искусство к деятельности правого, а философию — левого полушарий, оказались неосновательными, с одной стороны, потому, что слово используется не только в его рациональном содержании и терминологической функции, но и в его эмоциональновыразительных и образотворческих возможностях, то есть и в абстрактных рассуждениях науки и философии и в метафорическом языке поэзии, а с другой, потому, что зримый язык изображений — и плоскостный, и объемный служит не только живописи, графике, скульптуре, но и абстрактным построениям геометрии, черчения, пластического моделирования.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 49 |
 


Похожие материалы:

«Заглавие статьи CONTENTS Вестник Московского университета. Серия 7. Философия, № 5, Источник 2013, C. 2 Место издания Москва, Российская Федерация Объем 3.9 Kbytes Количество слов 181 Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/39225784 статьи CONTENTS History of Forein Philosophy Alfimоva Zh. P. The search for notion: K. Twardowski in the way to 3 antipsychologism Вesedin A. P. Spirit as an object of cognition in ...»

«Учебное знание как основа порождения культурных форм в университетском образовании Материалы научно-практ. конф. (Минск, 14-15 ноября 2000 г.) Центр проблем развития образования БГУ Под ред. М. А. Гусаковского. Мн.: ЗАО Пропилеи. 2001.- 360 с. В сборник материалов включены тексты выступлений, материалы докладов и статьи участников научно- практической конференции Учебное знание как основа порождения культурных форм в университетском образовании (Учебное знание. Университет. Культура). ...»

«СОВРЕМЕННЫЕ ГУМАНИТАРНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Материалы третьей международной научно-практической конференции (17 марта 2014 г.) В 2 томах Том 1. Библиотечное дело; дошкольная и школьная педагогика; педагогика высшей школы; психология Пермь 2014 2 УДК 101.1:316 + 159.9 + 37.01 + 33 + 93/94 + 008 ББК 87.6 + 88 + 74 + 65 + 63 + 73 С 56 Научный редактор – К.В. Патырбаева Современные гуманитарные и социально-экономические исследования: материалы третьей междунар. науч.-практ. ...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГО- ПЕДАГОГИЧЕСКИХ, СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ И ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУК Студенческий научный сборник Владивосток Дальневосточный федеральный университет 2013 ББК 74.58 А 43 Главный редактор – Пишун С.В., доктор философских наук, профессор Ответственный редактор – Капранов Г.А., кандидат педагогических наук, доцент Редакционная коллегия – Леонидов Д.В., кандидат философских наук, доцент Николаева И.В., руководитель НИРС ШП ДВФУ А43 Актуальные проблемы психолого-педагогических, ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»