БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 36 |

«ДНИ ПЕТЕРБУРГСКОЙ ФИЛОСОФИИ — 2010 Материалы Международной конференции Будущее России: стратегия философского осмысления Секция: Будущее России в свете реалистической философии ...»

-- [ Страница 3 ] --

Естественно, в таких опасных для жизни условиях ориентация населения на создания собственного малого и среднего бизнеса стала снижаться. Реформы не привели к массовому формированию самодеятельных ориентаций. Надо вспомнить, что именно 1998 г. (год дефолта) послужил началом спада массовой предпринимательской активности. Это год очередного экстремистского действия «сверху», направленного на банкротство и уничтожение самой первой волны зарождающегося среднего класса российских собственников, которые попали под двойное бесчеловечное давление со стороны криминала и псевдодемократической власти.

Таким образом, если раньше в закрытой социальной системе блокировалось естественно-природная сторона человека, то теперь она в практической жизни социума прорвалась как экстремистский беспредел, причем не только в экономическом, но в и животно-биологическом плане.

А как же духовная сторона человека? Можно согласиться с Н.А.Бердяевым, что духовная жизнь человека попала в рабство к жизни материальной. Одновременно мыслитель утверждает, что «собственность не может быть признана абсолютным и высшим началом. Социальное реформирование общества и предполагает такое ограничение собственности и подчинение ее иным началам, связанным с космической жизнью. Власть человека над природными стихиями должна иметь онтологическую силу и основу. Обоготворение собственности и злоупотребление ею в хозяйственной жизни извращает эту онтологическую основу и затрудняет подход к образу человека» 7.

О глубинной сущности человека напоминал патриарх Алексий II, обозначая ее как антропологический реализм. А реализм в христианской антропологии – это признание противоречивой, греховно-духовной человеческой природы, первая часть которой наглядно проявилось в современном всестороннем экстремизме. Та же антропологическая противоречивость лежит и в основе философского реализма, который определяется как диалектический синтез материи и духа.

Реализм и экстремизм исходит из одного источника – свободы. Но если экстремизм – это абсолютная и беспредельная свобода, вырывающаяся из одной стороны человеческого существа – из ее животно-биологического эгоистического «Я», то реализм основан на диалектически взвешенном взаимодействии материального (телесного) и духовного в человеке, а значит, на относительной свободе, которая в своей глубине и широте соотносится с внутренней и внешней необходимостью. Эту философско-психологическую проблему тонко анализирует известный русский мыслитель С.Н.Булгаков 8.

Известно, что среди отечественных политологов до сих пор идут дискуссии: что важнее для русского либерализма – свобода или собственность? По данным исследований, большинство молодежи даже в рыночной экономике видят главную ценность – возможность жить в свободном обществе. Таким образом, основная часть молодежи больше ценит свободу в ущерб проблемам собственности со всеми ее позитивноприбыльными и негативно-опасными последствиями.

Соотношение идеальной и реальной свободы, постоянная борьба свободы и необходимости в новых, резко противоречивых и часто враждебных или равнодушных отношениях в обществе приводят (по нашим исследованиям) большинство молодежи к стремлению иметь два лица: одно – жесткое для деловых отношений, другое – доброе для близких людей. С другой стороны, этот формирующийся в молодежном сознании рационально-эмоциональный дуализм можно расценить и как социально вынужденный современный здравый смысл, который является живым ядром реалистического жизнепонимания человека.

У современной российской молодежи более реалистические взгляды, чем у старшего поколения, на сегодняшнюю окружающую жизнь. По исследованиям НИИКСИ (2003 г.), подавляющее большинство молодежи спокойно относилось к имущественному неравенству в обществе, но напоминая при этом, что государство должно его регулировать и смягчать.

Бердяев Н.А. Философия неравенства. О хозяйстве // Русская философия собственности. СПб., 1993. С. 290 – 305.

Булгаков С.Н. Философия хозяйства. М., 1990. С. 178 – 180.

Однако сегодня в дискуссиях «Дней Петербургской Философии – 2010», посвященных будущему России, звучала сильная озабоченность тяжелым итоговым состояние страны за последние постсоветские двадцать лет. Не случайно в регионах страны все большую популярность получает партия «Справедливая Россия». В выступлениях С.В.Степашина, В.Л.Шульца, Р.И.Нигматулина фиксировались:

аномально резкий имущественный разрыв между бедными и богатыми;

рост отчуждения между властью и народом, которое уже доходит до опасных пределов;

необходимость прогрессивного налога со сверхбогатых, как во многих странах мира, социально справедливое перераспределение доходов от огромных природных ресурсов страны.

Данные выводы практического анализа и исследований Академии Наук и Государственных комитетов говорят об острой актуальности изменения социальной и молодежной политики в стране, которые должны быть направлены на развитие профессионального и личностного потенциала молодого человека.

Сегодняшний кризис и зашоренность сознания проблемами выживания часто выдвигают на первый план ценности материального порядка. Эта ситуация ставит перед человеком смысложизненные проблемы вплоть до собственного духовно-экзистенциального выбора:

жить по совести или преступить закон и социальные нормы, где цель всегда оправдывает средства. Здесь и обостряется проблема отношения к бизнесменам, а точнее, отношения к способам их успеха в жизни, особенно их финансовых успехов.

По нашим исследованиям, существует два основных типа молодежи, склонных идентифицировать себя с этой новой социальной группой.

Один тип, малочисленный (7-8%), отмечающий криминальное поведение данной группы и в тоже время стремящийся ей подражать. Другой тип молодежи, ориентированной на бизнес (а таких сегодня около 40%) – это относительно уравновешенный тип, с растущим уровнем правового сознания и нацеленный на достойные профессиональные достижения, а также часто стремящийся сочетать в своей жизни личные и общественные интересы.

Обобщая выше сказанное, мы видим, что, несмотря на значительные экстремистские тенденции в массовом сознании молодежи, у юношей и девушек формируется тенденция реалистического сознания. Однако реализм – двуединое явление, активно утверждающее материальнорациональное начало (необходимость) и также активно утверждающее духовно-экзистенциальное начало (свободу и достоинство человека).

В ХХ веке появились такие чудовищные рычаги давления и затемнения человеческого сознания, как средства массовой информации, компьютерные сети и интернет. В то же время реалистическое духовное начало протестует и здесь, и не только у старшего поколения. По данным наших исследований, подавляющее большинство молодежи (около 80%) выступает за нравственный контроль над информационным экстремизмом СМИ. Исследования группового сознания молодежи свидетельствует, что у нее продолжает созревать личностная кристаллизация внутреннего мира, зарождается живой, диалектически взвешенный синтез материального и духовного начал, свободы и необходимости, которые можно назвать современным здравым смыслом реального формально-неформального бытия человека. Таким образом, происходит становление реалистического сознания молодежи, которое будет главной движущей силой будущего развития страны.

А.Ф.ОРОПАЙ, доцент каф. философии и культурологии СПбГАУ Реалистическая философия утверждает неразрывное единство научного и вненаучного познания, в том числе и применительно к будущему. В этой связи интерес представляет выяснение познавательного статуса утопий как специфических средств постижения грядущих реалий.

Термин утопия (в наиболее распространнном переводе с греческого – место, которого нет) имеет множество смыслов.

Наиболее известными представляются следующие: а) некая идеализированная в познавательных целях реальность, например, лапласовская «детерминистическая утопия», в которой утверждается однозначная связь проистекающих из прошлого причин и направленных в будущее действий;

б) некое оторванное от реальности мечтание, приносящее неисчислимые бедствия при попытке его осуществления;

в) общественный суперпроект, который, в принципе, может и осуществиться («воплощнная утопия» – оксюморон, широко используемый с лгкой руки Ж. Бодрийара). Во втором и третьем вариантах смысл термина очевидно связан с образом будущего, причм во втором случае окраска термина явно негативная.

Представляет интерес рассмотрение утопии не со стороны содержания, а со стороны литературной формы. В ней могут выражаться как прогностические, так и пророческие (профетические) образы будущего. При этом, разумеется, указанные образы имеют, помимо прочих, и литературно-художественные выражения. Не случайно, утопия создателя самого этого термина Томаса Мора, при всей е социально-философской насыщенности, была художественным произведением.

Термин «художественный профетизм» вошл в научный лексикон.

Например, Т.Б. Кудряшова определяет этот термин как «сочетание способности к пророчеству и достаточной художественной одаренности, талантливости или, возможно, гениальности»9. С этим можно было бы согласиться, если бы выше в той же работе термин «профетизм» не Кудряшова Т.Б. Художественный профетизм //Онтология возможных миров в контекстах классической и неклассической рациональности. СПб.:

б/и., 2001. С. 168.

сближался бы по смыслу с «прогнозированием». Думается, между ними принципиальная разница: в гносеологическом отношении профетизм принадлежит к вненаучному познанию, тогда как прогнозирование тяготеет к научному. Прогнозирование, по мнению И.А. Асеевой, «имеет в качестве источника знаний о будущем рациональную, интеллектуальную обработку информации»10. Человек, осуществляющий прогноз, имеет в свом распоряжении реальные, конкретные данные, имеющие связь с будущими реалиями и обладает средствами их обработки, результатом чего и является искомый прогноз. Впрочем, в противопоставлении прогноза и профетизма И.А. Асеева впадает в известную крайность: «В отличие от прогнозировать, глаголы пророчествовать и прорицать предполагают мистическое, сверхъестественное получение знаний о будущем» 11. Действительно, слова «пророк», «пророчество» имеют фиксированный религиозномистический смысл. В Толковом словаре В. Даля слово «пророк»

толкуется как тот, «кому дан свыше дар провиденья, или прямой дар бессознательного, но верного прорицания;

одаренный Богом провозвестник, кому дано откровение будущего». Думается, однако, что для столь узкого толкования нет оснований. Пророчество – явление не только религиозной, но и светской литературной жизни.

Термины «предсказание» и «предвидение» в этом отношении выступают как нейтральные, применимые как к прогностическим, так и профетическим феноменам. Не представляется оправданным утверждение А. Камю о том, что предсказания рассчитываются на ближайшее будущее и верифицируемы, тогда как пророчества, относятся к отдаленному будущему и их невозможно подтвердить. В том, что пророчество относится к будущему особого рода, есть свой резон.

Однако, думается, разграничение чисто количественное (близкое – далекое) явно недостаточное. Если бы пророчества не находили бы никакого подтверждения, они не были бы значительными явлениями духовной культуры. Различие предсказания и пророчества можно усмотреть в другом. Первое непременно предполагает вербальную форму выражения, второе же может быть выражено многообразными способами. Например, картины русских художников И. Левитана «Владимирка» и М. Нестерова «Философы» справедливо называют «пророческими», но уж никак не «предсказательными». Словесно выраженная «мораль» совсем не обязательна для пророчества, тем более относящегося к литературному (художественному) профетизму. В утопии же словесная выразительность непременно наличествует.

В этой связи представляется не вполне оправданным, как это делает В.В. Ильин, выделение в предвосхищении будущего трех «известных Асеева И.А. Рациональные и иррациональные аспекты обыденного предвосхищения //Философские науки. 2004. № 9.С. 32.

модусов» – пророчества, утопии и прогноза 12. В таком членении просматривается некоторая смысловая «унификация». В действительности же, думается, утопия сама может рассматриваться в аспекте модальности пророчества и прогноза. Характеристика утопической деятельности как «перекрывающее несостоятельность, неосновательность существующего воображение, влекущее некое видение предстоящего»13 вполне применима и к пророчеству. Специфика утопии – в особой литературной форме, в которой выражается образ будущего, предполагающей подробную проработку последнего. Именно таким образом утопия представлена у е литературного «крстного отца»

Т. Мора. У Аристотеля место («топос») неотделимо от предмета. В соответствии с таким пониманием, и утопия – не фиктивное пустое пространство, лишнное определнностей, а предметное описание того, чего нет.

Поэтому утопия (антиутопия) может иметь как пророческую, так и прогностическую содержательную природу. Например, в «Новой Атлантиде» Ф. Бэкона и в «Телематическом обществе» Дж. Мартина изображаются утопические картины некоего грядущего «общества знания», однако источники такого изображения принципиально различны. Метафора зеркала со времн того же Ф. Бэкона традиционно применяется к гносеологической сфере. Например, в отношении к прогнозированию в публицистике довольно часто используется выражение «будущее в зеркале футурологии». Однако французский философ-структуралист М. Фуко использовал данную метафору в отношении к утопии: «Зеркало в конечном счте есть утопия. В зеркале я вижу себя там, где меня нет, в нереальном пространстве, виртуально открывающемся за поверхностью…»14. Амбивалентность метафоры зеркала вполне понятна: в зеркальном изображении можно акцентировать как реальность его, так и «нереальность». Но детальность в изображении обязательна. Как пророчество, так и прогноз стремятся к образному и понятийному выражению «того, чего нет», но формы этого выражения могут быть различными. Пророчество, разумеется, в отношении таких форм располагает большим, чем прогноз, разнообразием. «Научный»

статус прогноза накладывает соответствующие ограничения. Но эти ограничения вовсе не исключают привлечения утопической формы.

Термин «предвосхищение» («антиципация») выступает как обобщающий, объединяющий не только субъективные моменты связи человека и будущего (научные и вненаучные формы предвидения, Ильин В.В. О статусе предвидения //Философия и современность/ Под общ. ред. Л.И. Панковой, Г.М. Пономарёвой. М.: Профиздат, 2009.С. 151.

Фуко М. Другие пространства // Фуко М. Интеллектуалы и власть. М.:

Праксис, 2006. С. 195.

эвристику, целеполагание и т.п.), но и объективное присутствие будущего в настоящем.

Русский философ культуры Вяч. И. Иванов отмечал, что мировые события бросают вперед свои тени, приходя на землю. Справедливо отмечается, что художественная литература обладает умением улавливать эти «тени», схватывать ещ только нарождающееся, невидимое, выявлять возможный ход событий в складывающейся общественной, ситуации.

Действительно, писатели зачастую обладают поразительным чутьем на будущие свершения, причем не обязательно даже социального порядка.

Например, российский ученый и философ П.А. Флоренский считал образ космического пространства в «Божественной комедии» Данте предвосхищением современных физических неевклидовых представлений, а чилийский литературовед В. Тейтельбойм считает аргентинского писателя Х.Л.Борхеса предтечей современного синергетического мировидениия.

Несомненно, интуитивное «угадывание» присуще литературному профетизму, но его не следует сводить к тем или иным догадкам относительно будущего. Художественный пророк, и это роднит его с пророком религиозным, прежде всего отличается более или менее явно выраженным негативным отношением к настоящему, к наличному состоянию дел. Будущее же в профетизме присутствует как временной «резервуар» для осуществления позитивных идей. Прошлого уже нет, настоящее, как выше отмечалось, для пророка в той или иной степени не приемлемо, с необходимостью остатся только будущее. Никаких фиксированных хронометрических рамок такое будущее, разумеется, не имеет. На вопросы «что» и «где» пророчество дат те или иные ответы, однако, на вопрос «когда» оно, в отличие от прогноза, ответов не дат принципиально.

Собственно говоря, писателю, как и всякому человеку, не заказана дорога в область прогнозирования (как и в область религиозного проповедничества). Не случайно, в литературоведении широко используются термины «роман-прогноз» и «футурологический роман».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 36 |
 


Похожие материалы:

«АКТУАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ В ОБЛАСТИ ГУМАНИТАРНЫХ, ОБЩЕСТВЕННЫХ, ЮРИДИЧЕСКИХ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ НАУК Материалы XL научной конференции – конкурса научных докладов Студенческая весна – 2010 13 апреля – 14 мая 2010 года г. Хабаровск (сборник статей) Авторы А.М. Орлова В.Р. Федорова Я.В. Федченко Хабаровск, 2010 Актуальные исследования студентов и аспирантов в области гуманитарных, общественных, юридических и экономических наук. Материалы XL научной конференции – конкурса научных ...»

«Ребенок в современном обществе 2007 Другое детство 2009 На пороге взросления 2011 У истоков развития 2013 ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования города Москвы МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ У истоков развития Сборник научных статей Редакторы Л. Ф. Обухова, И. А. Котляр (Корепанова) Москва, 2013 ББК 88.4 У11 У истоков развития. Сборник научных статей / Ред.: Л. Ф. Обухо- ва, И. А. ...»

«Сивограков О.В. Индикаторы устойчивого развития местного сообщества (Как оце- С34 нить результаты Местной повестки-21). – Минск: Пропилеи, 2008. – 92 с. ISBN 978-985-6329-77-0. Рассматриваются вопросы разработки и использования индикаторов устойчивого раз- вития на местном уровне (в областях, районах, городах, деревнях) в процессе реализации стратегий устойчивого развития территорий (Местных повесток-21). Обобщен и проанали- зирован опыт многих зарубежных городов и регионов в области применения ...»

«Научный редактор М.Н. Щербинин доктор философских наук, профессор, заведующий кафедройфилософии ТюмГУ Е.В. Шаповалова, кандидат философских наук директор филиала ТюмГУ в г. Ноябрьске Ответственный редактор О.А. Кириллова, заместитель директора филиала ТюмГУ в г. Ноябрьске по научной работе Подписано в тираж _2012. Тираж _ экз. 2 ОГЛАВЛЕНИЕ АВАРЯСКИНА Т.В. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ЗАНЯТОСТИНАСЕЛЕНИЯ НА ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»