БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |

«Полифония большого города Сборник научных статей Москва, 2012 Научное издание Печатается по решению Ученого совета НОУ ВПО Московский институт лингвистики Полифония большого ...»

-- [ Страница 1 ] --

Полифония

большого

города

Сборник научных статей

МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИКИ

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

МГУ ИМ. ЛОМОНОСОВА

Полифония большого города

Сборник научных статей

Москва, 2012

Научное издание

Печатается по решению Ученого совета НОУ ВПО

«Московский институт лингвистики»

Полифония большого города: Сб. научных статей /

Под ред. Л.М. Терентия, В.В. Красных, А.В. Кирилиной. – М.:

МИЛ, 2012. – 152 с.

Статьи отражают основное содержание конференции «Полифония большого города», которая состоялась в Московском институте лингвистики 25–26 ноября 2010 года.

Сборник предназначен для филологов – преподавателей, студентов, научных сотрудников.

© Авторы статей, ISBN 978-5-904360-17- Содержание Вместо предисловия (В.В. Красных)

Бубнова И.А. «Золотая середина» как мотивационная доминанта китайской культуры: благо или зло?

Гудков Д.Б. Речь «иноземца» в анекдотах как элемент языковой игры

Добрейцина Л.Е. Топонимика современного уральского мегаполиса: попытка культурологического анализа (на примере Екатеринбурга)

Егорова А.В. Будущее здесь и сейчас: переориентация временных модусов на рубеже XX–XXI веков

Залевская А.А. «Живое слово» как основание для взаимопонимания при полифонии естественного и социального окружения

Кирилина А.В. Жанр «демотиватор» как проявление полифонии и фиксация повседневности

Красных В.В. Современный большой город как перекресток миров (виртуальное vs. реальное, вербальное vs. невербальное, «свое» vs. «чужое»)

Мягкова Е.Ю. Человек в полифонии города: взгляд дилетанта

Новикова Н.К. Опыт эмигрантского сообщества в «мегаполисе XIX века»: столица Британской империи глазами испанских изгнанников

Подберезкина Л.З., Трапезникова А.А. «Лингвистическое градоведение» как предмет региональных исследований (на материале Красноярска)

Ромашко С.А. От горизонта к skyline: означивая городскую среду

Санникова Т.О. Неодномерный город: визуальный образ.... Сонин А.Г. О виртуализации мегаполиса и субстанциализации мегасети

Гриценко Е.С. Идеология, идентичность, стиль: глобальное и локальное

Сведения об авторах

Вместо предисловия 25 и 26 ноября 2010 года в Москве прошла конференция «Полифония большого города», которую проводили филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова и Московский институт лингвистики. Участникам конференции предлагалось обсудить проблемы, связанные с «внутренней» и «внешней» полифонией коммуникации:

I. «Внутренняя» полифония коммуникации: соотношение вербальных и невербальных составляющих современного текста.

Тенденции к изменению данного соотношения. Поликодовые (созданные знаками разных семиотических систем) и полимодальные (предназначенные для восприятия по разным сенсорным каналам) тексты, их место и роль в современном мегаполисе.

Влияние текстов разных типов на формирование личности.

II. «Внешняя» полифония коммуникации: полифония языковая и культурная.

Влияние языковой и культурной полифонии на личность. Сохранение исторического культурно-языкового лица мегаполиса – утопия или необходимость?

Полифония большого города – источник внутреннего богатства или нищеты современной языковой личности? Житель современного мегаполиса – представитель национальной культуры, «безродный космополит» или «человек мира»?

Культурная и языковая идентичность и идентификация в условиях современного мегаполиса.

В первый день в фокусе внимания докладчиков и участников дискуссии были актуальнейшие и для сегодняшней наук

и, и для повседневной жизни современного человека вопросы:

современное коммуникативное пространство мегаполиса и информационная среда, в которой живет человек сегодня;

тенденции к изменению соотношения вербальных и невербальных составляющих современного текста;

влияние текстов разных типов на современного человека;

влияние языковой и культурной полифонии на личность;

полифония большого города как «перекресток миров»: «своего – иного – чужого»;

культурная и языковая идентичность и идентификация в условиях большого города и современного мегаполиса;

возможные пути решения исследовательских и прикладных задач.

Работа второго дня конференции проходила в форме круглого стола, на котором обсуждались вопросы, связанные с взаимодействием слова и образа, формированием коллективной памяти и публичного (общего) пространства в мегаполисе. В фокусе внимания были памятники – от монументов до архитектурных строений: их место в «тексте» города (в первую очередь большого – Нью-Йорк, Москва, Екатеринбург), их символическое значение в статике и динамике (их формирующиеся, сохраняющиеся и изменяющиеся смыслы), апелляции к ним в фотоискусстве и кинематографе (например, в фильмах А. Хичкока), их роль и функции в жизни современного человека и в сегодняшней культуре.

Настоящая книга содержит статьи очных и заочных участников конференции, которые согласились изложить некоторые свои идеи на бумаге. Поскольку в обсуждении принимали участие специалисты в разных областях знания (психолингвистики, лингвистики, культурологии и т. д.), статьи получились разные по конкретной проблематике, что только лишний раз подтверждает тот факт, что проблемы полифонии современного мира и большого города касаются различных сфер бытия современного человека. Это и проблемы взаимопонимания, и проблемы культурной идентификации и самоидентификации, и проблемы взаимодействия «миров», в которых живет человек, и проблемы изучения данных миров, и проблемы современной городской среды и ее влияния на самого человека, и т. д., и т. п.

Думаю, что какие-то идеи, высказываемые авторами на страницах данного сборника, могут показаться весьма убедительными, какие-то – вполне очевидными, какие-то – небесспорными, а какието, возможно, вызовут активное несогласие. Но я уверена, что каждый, кто возьмет в руки эту книгу, найдет в ней для себя что-то любопытное, интересное, полезное, важное, что-то, что заставит лишний задуматься над вопросом, в каком мире мы живем, в каком мире будут жить те, кто придет после нас.

И главное – разговор о полифонии современного мира и большого города (как его «квинтэссенции») не закончен. Напротив. Он только начат. И авторы настоящей книги приглашают всех принять в нем участие.

«Золотая середина» как мотивационная доминанта китайской культуры: благо или зло?

Одной из главных причин неприятия китайской культуры европейским сознанием было отрицание идей Конфуция, учение которого до сих пор пронизывает и определяет многие стороны жизни китайского народа. Первым критиком этических принципов, проповедуемых китайским мыслителем, стал Никола Мальбранш, пришедший – после прочтения текстов Конфуция – к заключению, что китаец видит «мудрость не в боге, а в “материи”, которая способна мыслить» [Мальбранш 1914], а, следовательно, христианство кардинально отличается от конфуцианства в силу рационализма и голого интеллектуализма последнего. Затем, спустя чуть более столетия после смерти Н. Мальбранша, последовал короткий период благожелательного интереса к Китаю и его культуре, проявленный европейскими мыслителями эпохи Просвещения. В частности, Г. Лейбниц усматривал неразрывную связь между взглядами Конфуция, Платона и христианской философией и полагал, что конфуцианский принцип «Ли» (буквально: обряд, ритуал) совпадает с платоновским «высшим благом» или христианским Богом. Его взгляды разделял и активно пропагандировал Х. фон Вольф, призывая в своих работах к внимательному изучению учения Конфуция в Западной Европе в силу его общечеловеческой значимости [Wolff 1990].

Однако уже философы позднего Просвещения вынесли конфуцианству окончательный жесткий «приговор», поддерживаемый последующими поколениями ученых Запада вплоть до конца ХХ века. Начало было положено И.Г. Гердером, считавшим, что политическая мораль Конфуция – это оковы, навязанные им толпе и китайскому государственному строю на все времена [Гердер 1977: 298], и Г.В.Ф. Гегелем, который в одной из своих работ едко заметил: «На основании собственных его [Конфуция] сочинений можно сделать следующий вывод, что для славы Конфуция было бы лучше, если бы они никогда не были переведены» [Гегель 1994: 37]. Окончательная оценка конфуцианства как «этики приспособления к миру», мало способной к изменениям, была дана М. Вебером – крупнейшим социальным теоретиком ХХ века, а все дальнейшие воззрения ученых на философское и морально-этическое учение Конфуция определялись мнением их великих предшественников. Как замечает Х. Ретц: «Вердикт Гегеля о “нерефлективной субстанциональности” ориентальной мудрости, которая не преодолела “ступени единства духа с природой” есть архетип всех позднейших в отношении Китая ярлыков, например, “универсизм” (Де Грот), “мифическое мышление” (Кассирер), “природный фетишизм” (М. Вебер), «принципиально магическое отношение к миру” (Трауцеттель), “а-дихаторическое мышление” (Ломанн)» [Roetz 1992: 20] (цит. по: [Середкина 2004: 8]). В свете вышесказанного достаточно закономерно звучит заключение Г. Пауля о том, что выводы и аспекты гегельянской и веберовской критики продолжают действовать и в XXI в. [Paul 2001: 144] (цит. по: [Там же]).

В царской России отношение к Китаю и его культуре формировалось под воздействием мировоззрения как «западников», так и «славянофилов» – представителей двух важнейших направлений философско-исторического самосознания России первой половины XIX столетия (см. об этом, например: [Сербиненко 2005] и др.). Так, Вл. Соловьев, одна из наиболее влиятельных фигур в течении «западников», предостерегая от угрозы, которая исходит от Китая для всего христианского мира, отмечал при этом, что китайская культура «при всей своей прочности и материальной полноте, оказалась духовно бесплодной и для прочего человечества бесполезной» [Соловьев 1901: 126] (цит. по: [Лукин 2003]). Практически в одно время с Вл. Соловьевым писал свою книгу «Любовь – сущность Христианства. Православие и другие религии. Любовь как основа христианства и самолюбие как основа всех нехристианских верований» протоирей Александр Митропольский, недавно причисленный по решению Святейшего Патриарха и Священного Синода Русской Православной Церкви к собору новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Оценивая культурно-историческое наследие и народ Китая в целом, он замечает: «Не рассуждая много о китайцах и их религии, мы скажем, что главный принцип их морали состоит в представлении о равновесии, о золотой середине: немного добра и немного зла не мешает жизни. Об абсолютной нравственности, или о жизни любви, у китайцев не может быть и речи. У них нет цели нравственной жизни и деятельности. Смешением идеала с действительностью китайцы сильно напоминают дикие народы. Китаец довольствуется материальным благом, забывая благо духовное, достигаемое непрестанной деятельностью души человека, т. е. жизнью любви. Он не ищет ничего нового, а довольствуется тем, что есть. … И вот, прикрытое внешними приличиями, в сердцах людей коренится низкопоклонство, чванство, жестокость, притворство, хитрость, ложь и обман. Отсюда рождается духовная пустота, порывы грубой разнузданности, животной прожорливости, половой разврат при всякой возможности. Развитие же совести как внутреннего руководителя и стража нравственной жизни замедленно. У дикарей оно тормозится недостатком руководителя, а у китайцев – его деспотизмом. … Вообще, если иногда и проявляется у китайцев духовная деятельность, то она представляет собой результат практических соображений и самолюбия, ибо цель жизни китайца состоит в том, чтобы пользоваться и наслаждаться;

нажива и удовольствие – главное для китайца» [Миропольский 2010].

Прозападной ориентации в России противостояло не менее мощное течение славянофилов, считавших, что как русская («российско-славянская»), так и китайская культуры представляют собой самоценные культурно-исторические типы, ни в чем не уступающие романо-германскому или европейскому типу [Данилевский 1888: 91–115] (более подробно см.: [Сербиненко 1983, Лукин 2005, Исаченко 2005]).

Отголоски этого спора можно заметить в некоторых компонентах современного стереотипного образа китайца, по крайней мере тех, которые транслируются через различные виды средств массовой коммуникации (СМК): агрессия, угроза, китайская экспансия, хитрые и жестокие люди и т. д. Но если посмотреть глубже, то на самом деле в то время велся спор о модели поведения в обществе, предложенной Конфуцием, и нравственном идеале человека, воплощенном в личности Иисуса Христа. Сейчас, спустя столетия, очевидно, что на Западе идеалы общества потребления практически заменили нравственные идеалы христианской культуры. «Восставшие массы» полностью захватили общественную власть и стали управлять общественной жизнью как процессом не столько политическим, но интеллектуальным, нравственным, экономическим, духовным, включающим в себя обычаи и всевозможные правила и условности вплоть до манеры одеваться и развлекаться [Ортега-и-Гассет 2003: 9]. И именно влияние новых культурно-мотивационных моделей, о моделирующем воздействии которых писал в своих работах еще М. Вебер [Вебер 1990], определяет сейчас политическое и экономическое развитие стран и социальных групп [McClelland 1985, Хекхаузен 2003].

Если обратиться к российской культуре, то исследование ее мотивационного поля, проведенное в 1999 году (материалом послужили тексты русских сказок, произведений художественной литературы, входящих в программу вступительных экзаменов для поступающих в ВУЗы, и тексты наиболее популярных печатных и электронных СМИ) показало, что основным транслируемым мотивом в тот период являлся мотив власти («желание власти») [Дымшиц, Электронный ресурс]. Вряд ли ситуация изменилась сейчас, по крайней мере, как показывают результаты наших экспериментов, в настоящее время идеалы и мотивы, формируемые СМК, все больше отдаляются от тех ценностей, которые хранились и передавались традиционной русской культурой [Бубнова 2011(а), 2011(б)].

Что касается Китая, то учение Конфуция неизменно остается популярным, а этические принципы конфуцианства, особенно его основа – принцип золотой/незыблемой середины, продолжают определять поведение китайцев и их видение мира.

В целом на принципе золотой/незыблемой середины основана вся нравственно-этическая философия Конфуция, но эксплицитно он отражен в следующем высказывании: Учитель сказал: «Золотая (незыблемая) середина – эта добродетель наивысшая из всех, но давно уже редка среди людей». В европейской культуре данный афоризм часто интерпретируется, исходя лишь из поверхностной структуры высказывания, а поэтому приравнивается к известному у нас «все должно быть в меру, не больше и не меньше». Однако во всей его полноте он раскрывается только в том случае, если понятен глубинный смысл, вкладываемый в Китае в представление о золотой/незыблемой середине. Согласно конфуцианству, золотая середина – это высшая степень нравственного развития человека, это такой подход к любой жизненной ситуации либо делу, который не тождественен позиции «держаться посередине, не склоняясь ни к той, ни к другой стороне». С точки зрения Конфуция и его последователей, это невозможно уже в силу того, что все в этом мире, согласно «И Цзин»

(«Книге перемен»), находится в вечном изменении. Поэтому приспособиться к новой ситуации возможно, только своевременно изменив стандарты оценки при помощи метода золотой середины, и лишь в этом случае – через установление и постоянное поддержание гармонии между Небом и человеком – достигается истинное согласие в мире.

Таким образом, золотая/незыблемая середина обусловливает содержание китайского образа мира, в котором всегда присутствуют ян и инь, светлое и темное, радость и печаль, и данное положение не просто декларируется, но принимается языковым сознанием китайского народа. Это не только принцип, отраженный в пословицах и лежащий в основе поступков героев их мифов. Главное, и это подтверждается результатами наших экспериментальных исследований, проведенных с целью выявления содержания основных ценностей китайской культуры [Бубнова 2011], что он определяет понимание многих феноменов и руководит действиями людей в их повседневной жизни.

Не менее интересно проследить, каким образом проявляется принцип золотой середины в коммуникативном поведении китайцев, в частности, в выборе тактик и стратегий в различных ситуациях общения.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |
 


Похожие материалы:

«ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ИССЛЕДОВАНИЕ СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКОВ В РУСЛЕ ТРАДИЦИЙ СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОГО И СОПОСТАВИТЕЛЬНОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ Информационные материалы и тезисы докладов международной конференции (МОСКВА, 30–31 ОКТЯБРЯ 2001) ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2001 УДК 800 ББК 81.2 И 89 Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Издание осуществлено за счет средств филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова ...»

«Rosja w dialogu kultur. Literatura. Jzyk. Folklor. Idee Россия в диалоге культур. Литература. Язык. Фольклор. Идеи Abstrakty wystpie na midzynarodowej konferencji naukowej 19-20 wrzenia 2013 Тезисы докладов Международной конференции 19-20 сентября 2013 г. Toru 2013 Торунь 2013 Wydano nakadem Instytutu Filologii Sowiaskiej UMK redakcja: Katarzyna Dembska, Micha Guszkowski, Boena ejmo Abstrakty wystpie zostay opublikowane w formie nadesanej przez uczestnikw konferencji. Redaktorzy tomu ...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ И ПРИКЛАДНОЙ ЛИНГВИСТИКИ Сборник научных трудов студентов, аспирантов и молодых учёных УЛЬЯНОВСК 2010 УДК 801+008(04) ББК 81 А 43 Редакционная коллегия: Соснина кандидат технических наук, доцент Екатерина Петровна (Ульяновский государственный технический университет) Волков доктор философских наук, профессор Михаил Павлович (Ульяновский государственный технический университет) Актуальные проблемы теоретической и прикладной А 43 лингвистики : сборник научных ...»

«XXI века Интеллектуалы Материалы VII школьной научно-практической конференции (работы учащихся) Оренбург 2008 1 БРАЧНЫЙ ДОГОВОР В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ6 БИМЕДИАНЫ ЧЕТЫРЁХУГОЛЬНИКА 7 СВОЕОБРАЗИЕ ПОЭЗИИ ОСИПА ЭМИЛЬЕВИЧА МАНДЕЛЬШТАМА 9 ГЕОГРАФИЯ БЕДНОСТИ _11 МАТЕМАТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕХНИКИ ИЗОНИТИ _12 МИР ДЕТЕЙ В НЕДЕТСКИХ РАССКАЗАХ ЛЮДМИЛЫ УЛИЦКОЙ _13 ДИНАМИКА СТРАХОВ ПЕРЕЖИВАЕМЫХ ДЕТЬМИ ВО ВРЕМЕННОМ ИЗМЕРЕНИИ ПРОШЛОЕ – НАСТОЯЩЕЕ _14 ПРОЗА ВИКТОРИИ ТОКАРЕВОЙ _16 ТРАКТОВКА ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»