БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |

«СВОЕ И ЧУЖОЕ В КУЛЬТУРЕ НАРОДОВ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА Материалы 8-й межвузовской научной конференции Петрозаводск Издательство ПетрГУ 2011 ББК 63.5 С 252 Ответственный редактор В. ...»

-- [ Страница 1 ] --

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Северо-Западная академия государственной службы

Карельский филиал в г. Петрозаводске

«СВОЕ» И «ЧУЖОЕ»

В КУЛЬТУРЕ НАРОДОВ

ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА

Материалы 8-й межвузовской научной

конференции

Петрозаводск

Издательство ПетрГУ

2011 ББК 63.5 С 252 Ответственный редактор В. М. ПИВОЕВ C252 «Свое» и «чужое» в культуре народов Европейского Севера:

материалы 8-й межвузовской научной конференции / отв. ред.

В. М. Пивоев;

ПетрГУ;

КфСЗАГС. — Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2011. — 92 с.

В сборнике опубликованы материалы 8-й межвузовской научной конференции, которая состоялась в Петрозаводске 24 марта 2011 года и продолжает начавшееся 12 лет назад обсуждение проблем изменения идентичности в результате диалога культур и других социальных процессов, происходящих в нашем регионе в начале XXI столетия.

ББК 63. © Петрозаводский государственный университет, оригинал-макет,

ВВЕДЕНИЕ

Межвузовская научная конференция продолжает начавшееся 12 лет назад обсуждение проблем изменения идентичности в результате диалога культур и других социальных процессов, происходящих в нашем регионе в начале XXI столетия. Итоги подводить рано, потому что изменения еще продолжаются, также не выяснены полностью ответы на вопросы, которые возникли в ходе дискуссий. И все же кое-что можно уже отметить по ходу наших обсуждений:

Во-первых, опыт показал плодотворность трансдисциплинарности, участия в конференции специалистов смежных гуманитарных и социальных дисциплин, чье мнение помогает увидеть многие проблемы не в одной плоскости, а с разных сторон. В то же время было осознано существенное различие двух смежных классов наук

: социальных и гуманитарных, что позволило сопоставить четыре класса наук.

Технические Естественные Социальные Гуманитарнауки науки науки ные науки Механическая и Биохимическая и Социальная Духовная энерэлектрическая электрическая энергия масс гия энергия энергия Объект — ис- Объект — Объект — поле Объект — дукусственно пе- естественная социальных от- ховная субреработанная материальная ношений станция материальная субстанция субстанция Максимальная Относительно Минимальное Невозможматематизация большая воз- использование ность матемазнания можность мате- математических тизации матизации методов Практика как Практика как Польза как кри- Ценность и критерий истины критерий истины терий достовер- смысл как криности терии достоверности Во-вторых, исследование особенностей этнической идентификации в процессе развития этноса позволило выстроить систему критериев этноса и нации и их взаимодействия в социальном процессе.

Этнос Нация Почва (ландшафт) Ограниченная территория Кровное родство (расово- Национальная идеология антропологические черты) Этноцентризм Национализм Цикличное время, судьба Историзм, индустриальный прогресс Устная художественная тра- Письменная профессиональВ-третьих, обнаружились устойчивые архетипические модели осмысления мира: монизм, дуализм, тернарность, квадратичность, пятиричность, шестиричность, семиричность, восьмеричность, девятиричность, десятиричность, в соответствии с базовыми пифагоровыми числами. Причем, чаще всего используются модели монизма и бинарной оппозиции. Методологический потенциал прочих моделей пока остается в резерве, используется редко. Плюрализм также еще не может преодолеть традиции упрощенного монизма и дуализма.

В-четвертых, многие исследователи пытаются рассматривать ценностные аспекты диалога культур. При этом у одних речь идет о пространственной ориентации в мире (аксиотопография), а у других (историков) — о ценностном измерении во времени (аксиохронография).

В-пятых, пока еще нечасты в дискуссиях доклады о духовнонравственных трудностях развития нашего общества, которые попрежнему являются очень актуальными. Здесь есть о чем поговорить и что обсудить.

Эти намеченные направления свидетельствуют о том, что перспективы дальнейших исследований выглядят вполне оптимистично.

АКСИОТОПОГРАФИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА

Необычный термин, вынесенный в название доклада, означает проблему ценностного и онтологического самоопределения жителей Европейского Севера в пространстве, в том числе в системе ценностей Запада и Востока, Севера и Юга1. Попытка подобного рода уже была автором предпринята в третьем издании учебного пособия «Культурология».

Эти проблемы под другими названиями (геомантика, фэн-шуй) известны в культурах других народов. Распространенным магическим сооружением древних обитателей Севера и других регионов мира были лабиринты, моделировавшие переход из одного мира (места, топоса) в другой (нижний или верхний).

При освоении пространства мы должны выделять ряд структурных аспектов, связанных с потребностями безопасности и другими жизненными потребностями: 1) типы пространств (точка, линия, поверхность, объем);

2) организация пространства (центр и периферия, открытое и закрытое);

3) пространственная соотнесенность объектов (близко/далеко, справа/слева);

4) направления, ориентации, координаты;

5) меры длины, расстояний, поверхностей, объема;

6) характер восприятия пространства (вид, аспект, угол или точка зрения, подход)2.

Изначальная ориентация в пространстве формируется в рамках мифологического сознания, где складываются два подхода: 1) лицом на восход солнца (Восток, Юг, Запад, Север, Верх, Низ);

2) центр «своего» мира и периферия, граница и мир «чужой». Центр «своего» мира является воплощением высшей ценности и безопасности. Основой для такой топографической модели являются человек и его органы чувственного восприятия, для которых тело человека имеет смысл очевидного центра мира. Место проведения любого обряда в мифологии и религии в сакральный момент обряда осмысливается как центр миракосмоса. Соответственно за границей «своего» мира находится «чужой», равнозначный миру мертвых, т. е. враждебному загробному миСм.: Теребихин Н. М. Метафизика Севера. Архангельск, 2004;

Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. Философия Севера: коренные малочисленные народы Севера в сценариях мироустройства. Салехард;

Новосибирск, 2006.

См.: Гак В. Г. Пространство вне пространства // Логический анализ языка: Языки пространства. М., 2000. С. 127.

ру. Для карельского мифологического сознания символами такого мира были Похъёла и Туонела. По мере развития средств передвижения и энергетического потенциала пространство освоенного мира-космоса расширяется. Возникает понятие об исторической родине, о земле обетованной и т. п.

Ведущие ориентации в пространстве: отношения Запада и Востока, Севера и Юга. Для аксиологической идентификации топоса Севера необходимо уточнить ценностные аспекты. С нашей точки зрения, для западной и восточной культур характерны следующие ценностные доминанты:

Равенство и демократия Неравенство, иерархия, почитание Плюрализм и сознательное Внешний монизм и внутренняя Свобода и адаптивность Подчинение законам, традициям, Предприимчивость Покорность и негативное отношение Рассудочность и целеустремленность Мистицизм и фатализм Время линейно, время — деньги Время циклично, связано с вечностью Соответственно для культур северных и южных народов характерными ценностями являются:

Эмоциональная возбудимость Терпимость, сдержанность Торопливость, динамичность Неторопливость Преобразование природы Бережное отношение к природе Согласие с общиной, подчинение Законопослушность Таким образом, сопоставление с иной, «чужой», системой ценностей, привязанной к иному пространству помогает северянину уяснять собственную идентичность на перекрестке миров и в начале XXI века.

СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ И ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА

В XIX — начале ХХ в. (на примере Олонецкой губернии) Общеизвестно, что выбор вариантов поведения для каждого индивида крайне ограничен. Давление социума, государственный контроль, собственные представления, «комплексы» той или иной личности с древних времен стали ограничителями индивидуальных предпочтений.

Все эти факторы неповторимы для каждой эпохи, они определяются объективными закономерностями развития конкретного общества и в то же время могут рассматриваться как одна из его важнейших типологических характеристик. В этой связи в современной литературе подчеркивается особое значение социального контроля: он рассматривается как «более эффективное средство обеспечения законопослушности граждан, чем контроль репрессивный, карательный». Более того, ведущая роль в формировании социального контроля отводится культуре, «преисполненной высоких нравственных требований». Эти общественные императивы обеспечивают более действенный контроль за нарушением норм, чем такая культура, которая воспринимает контроль только как причинение боли своим «оступившимся чадам».

В современной науке социальный контроль рассматривается как «механизм самоорганизации (саморегуляции) общества путем установления и поддержания в данном обществе нормативного порядка, устранения, нейтрализации или минимизации нормонарушающего (девиантного) поведения». Проблема социального контроля является одной из определяющих при анализе общественных изменений и изучении опыта поддержания стабильности социума. Первая мысль, которая возникает при обращении к этой проблеме, связана с государственным аппаратом. Однако возможности государства, связанные с контролем над жизнью граждан, оставались незначительными. Система местных органов власти, в том числе полиция, постепенно увеличивая число служителей закона и количество областей контроля, обретая все новые полномочия, все же оставалась малоэффективной и проникала далеко не во все сферы жизни граждан. Доминирующим средством социального контроля оставалось крестьянское сообщество, компетенция которого не претерпевала существенных изменений в течение изучаемого периода, опираясь не столько на нормы закона, сколько на традиции, заветы предков и собственные, крестьянские, представления о нормальном, социально приемлемом поведении. Эти представления могли не совпадать с законом и даже являлись явно странными, а то и преступными, «дикими» с точки зрения европеизированной элиты российского общества, но их альтернативой мог стать только хаос: критики существующих порядков оказывались неспособны разработать иные пути поддержания стабильности общества.

Общественное мнение также не могло стать серьезным фактором, препятствующим девиантным проявлениям. Его влияние, особенно в городах, становилось в течение изучаемого периода все менее значимым. Не менее важным является и другое обстоятельство. У общества отсутствовал некий единый идеал, противопоставляемый девиантным образцам поведения. В средние века таким идеалом могли послужить жития святых. По мере роста секулярного сознания использование этой разновидности литературы в поисках идеалов, применимых к повседневной жизни, оказалось маловероятным. Более того, память верующих нередко противопоставляла благочестивых предков и забывающих о христианской морали современников, косвенным образом санкционируя девиантное поведение. Общепринятые нормы вообще трудно точно определить, в результате чего девиантность принимает огромное множество промежуточных форм между отклоняющимся и одобряемым обществом поведением.

Подводя итоги, отметим, что в ответ на проявления девиантности, угрожающие общественному спокойствию и «благочинию», принимались жесткие меры, в той или иной степени связанные с социальным контролем. Но судебные приговоры, наказания виновных сами по себе не были способны противостоять девиантным проявлениям, число которых постоянно и существенным образом увеличивалось. Одним из существенных факторов, осложняющих социальный контроль, стала кадровая проблема: число подготовленных работников, способных вести следствие и выносить приговоры, опираясь на сложное законодательство Российской империи, оставалось в Олонецкой губернии небольшим и слабо увеличивалось на протяжении всего XIX в. Многие девиантные проявления, представляющие общественную опасность, не укладывались в рамки действующего законодательства, подлежали церковному суду. Но и здесь возникали существенные сложности, как в разграничении полномочий церковного и светского судов, так и в гибком и быстром реагировании на происходящие события.

Другим существенным фактором, призванным решить ряд проблем девиантности, стало формирование и развитие системы народного образования. Не стоит видеть в увеличении числа школ лишь простой рост числа учреждений, дающих рациональные знания о мире, а в основном обучающих чтению и счету. Значение школ заключалось в преодолении сложившихся гендерных стереотипов, приучении молодежи к цивилизованным формам общения, расширении кругозора.

Оценка влияния школ на девиантность является сложной исследовательской задачей. С одной стороны, школа вырывала мальчиков и девочек из крестьянской среды, где поведение в значительной мере определялось традиционными нормами, а отклонение от них нередко приводило к насилию по отношению к лицам, не согласным с освященным веками укладом. С другой стороны, школа открывала простор для формирования новых поведенческих стереотипов, не все из которых оказывались положительными. Кроме того, современники не без оснований указывали на печальный факт: живя среди крестьян, учителя постепенно впитывали не самые лучшие нормы поведения местных жителей и зачастую не могли стать препятствием на пути девиантных проявлений или даже просто служить примером для воспитанников.

Церковное влияние, наряду с образованием, могло стать заметным фактором, препятствующим развитию девиантных проявлений. В действительности нередко имело место обратное: деятельность некоторых представителей духовного сословия, их сознательный выбор или неосторожные поступки влекли за собой серьезные проблемы, рост девиантных проявлений и напряженности в обществе. Существование приходов нередко было связано с многочисленными и разнообразными конфликтами, одни из которых обусловливались конфессиональными противоречиями (влияние старообрядчества, проблемы при осуществлении церковных таинств), другие были связаны с имущественными вопросами. Те и другие проблемы существовали не раздельно, а значительно чаще оказывались переплетены. Ведь конфликтующий с прихожанами пастырь не мог рассчитывать на полную откровенность при таинстве исповеди, регулярное посещение богослужений и тем более на материальную поддержку со стороны прихожан в деле создания и поддержания церковного «благолепия». Духовная власть между тем подталкивала приходское духовенство к борьбе против старообрядческого влияния, еще более усиливая вероятность конфликтов с паствой, приводя к заметным противоречиям между крестьянами и священником, поневоле посягающим на устоявшиеся нормы поведения и освященные веками обычаи.

CULTURAL CONVENTIONS AND SOCIAL CRITICISM

In my presentation I aim to show that social criticism against cultural conventions is possible and can be justified, even if one accepts the underlying social norms and ethical standards behind the cultural conventions that are criticized.

Cultures differ from each other in many ways. What kinds of clothes we wear, what food we eat, what sort of music we listen to, and what rights and obligations we believe we have, seems to depend largely on where we happen to live or where we come from. Although people differ from each other within a culture in a variety of ways, our cultural background seems to have a considerable effect on our behaviour and choices. However, there are also striking similarities between different cultures. One of the similarities is that most social roles are universal. Social roles, such as being a “mother”, a “boy”, a “teacher”, a “friend”, a “guest”, a “parent”, a “client”, or an “athlete”, are common only in Karelia, Lappland or Finland. They are common almost everywhere in the world.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 


Похожие материалы:

«Сборник издан на грант Экологической программы Фонда Сорос–Кыргызстан. Редакционная коллегия: А. Абдиев (отв. редактор), Н. Т. Кравцова, Е. А. Крятова, Г. А. Мухамбеталиева, Т. В. Фомина. Экологическое образование для устойчивого развития Кыргызстана: Материалы Рес- Э–40 публиканской научно-практической конференции. – Б.: 2001. – 160 с. Э 1903040000–01 ISBN 9967–11–103–8 ББК 28.081 © Фонд Сорос–Кыргызстан, 2001 ОГЛАВЛЕНИЕ Резолюция Республиканской научно-практической конференции Экологическое ...»

«XX областная общественная экологическая конференция Сохраним природную среду и культурное наследие Вологодской области г. Вологда 2013 год Ответственный Дудко Наталья Алексеевна, председатель редактор: Вологодского областного отделения ВООП Составитель: Морошкова Алена Сергеевна, специалист Вологодского областного отделения ВООП XX областная общественная экологическая конференция Сохраним природную среду и культурное наследие Вологодской области. – Вологда, 2013, 80 с. В брошюре представлены ...»

«Вторая ежегодная межрегиональная научно-практическая конференция Инфокоммуникационные технологии в региональном развитии 5-6 февраля 2009 г. Сборник трудов Смоленск 2009 Файл загружен с http://www.ifap.ru Вторая ежегодная межрегиональная научно-практическая конференция Инфокоммуникационные технологии в региональном развитии 5-6 февраля 2009 года ББК 32.81Ф Печатается по решению организационного комитета по проведению ежегодной межрегиональной научно-практической конференции Инфокоммуникационные ...»

«ДАШНАКЦУТЮН ДОЛЬШЕ НЕЧЕГО ДЕЛАТЬ! С С. ХАНО ЯНА пред исловием Баку — Злм — 199д ОВ К А Ч А З Н У Ц И ДАШНАКЦУТЮН ДОЛЬШЕ НЕЧЕГО ДЕЛАТЬ! С1 прндисловие/М С. ХАНОЯНА Баку — Злм т 1МЙ ОВ. Качазнуни. Дашнакцутюн больше нечего делать!—Баку: Элм, 1990—92 с. ISBN s—8066—0 4 2 8 -4 Настоящая книга являете? пятой ki.fiой из серии История и культура народов СССР. Предлагаемая читателю книга ОВ. Качазнуни—документ, позволяющий как бы изнутри взглянуть на сложные процессы, происходившие в армянс­ ком ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»